Защита при обвинении по ст

Защита при обвинении по ст. 210 УК РФ

В соответствии с данными статистики, уровень преступлений, совершаемых ежедневно в нашей стране крайне высок. При этом значительную долю составляют преступления, направленные против общественной безопасности. Органы правопорядка достаточно часто сталкиваются с таким преступлением, как организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в такой организации.

Уголовная ответственность за совершение рассматриваемого преступления устанавливается ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации. Помимо прочего, указанная статья закрепляет в себе положения касательно состава преступления, в соответствии с которым организация преступного сообщества рассматривается как создание преступного сообщества в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких, или особо тяжких преступлений.

Состав данного преступления включает в себя также следующие действия:

  1. Руководство преступным сообществом или входящими в него структурными подразделениями
  2. Координация преступных действий
  3. Создание устойчивых связей между различными самостоятельно действующими организованными группами
  4. Разработка планов и создание условий для совершения преступления
  5. Раздел сфер преступного влияния и преступных доходов

Необходимо отметить, что в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10.06.2010 №12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» преступное сообщество значительным образом отличается от других различных преступных и организованных преступных групп. Это отличие заключается в более сложной внутренней структуре преступного сообщества, а также наличием цели совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений, которые, как правило, совершаются для получения финансовой или какой-либо другой материальной выгоды.

Исходя из этого можно сделать обоснованный вывод о том, что любое преступное сообщество или организация обладают следующими признаками:

  1. Сообщество состоит из двух или более лиц
  2. Имеет организатора или руководителя
  3. Обладает хорошо отлаженной внутренней структурой
  4. Устойчивостью преступных связей
  5. Общей целью
  6. Имеет стабильный состав и согласованность действий

Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за простой состав рассматриваемого преступления в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом в размере до 1 000 000 рублей.

В случае, если лицо не имеет отношения к непосредственному созданию преступного сообщества, а только принимало участие в нем, устанавливается уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет со штрафом в размере до 500 000 рублей.

Если указанные выше деяния были совершены лицом с использованием своего служебного положения, либо лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, будет установлена уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок от 15 до 20 лет со штрафом в размере до 1 000 000 рублей, либо пожизненное лишение свободы.

Опираясь на многолетний практический опыт, с уверенностью можно сказать, что не было ни одного факта, когда члену престуного сообщества или организации было предъялено обвинение только по ст. 210. Как правило, обвинение по данной статье идет в совокупности еще с несколькими, что всегда значительным образом ухудшает положение обвиняемого и максимально снижает шансы на положительный исход уголовного дела.

Исходя из этого, можно порекомендовать только одно: в случае, если Вам или кому-либо из ваших близких предъявлено обвинение по ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации, следует незамедлительно обратиться за помощью к квалифицированному адвокату по уголовным делам. Только с его грамотной правовой поддержкой, можно рассчитывать на объективное рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции и отстоять свои законные права и интересы.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам

при обвинении по ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • переквалификация преступления при обвинении в организации преступного сообщества в преступление меньшей степени тяжести
  • переквалификация преступления при обвинении в участии в преступном сообществе в преступление меньшей степени тяжести
  • переквалификация преступления при обвинении в создании преступного сообщества с использование служебного положения в преступление меньшей степени тяжести
  • переквалификация преступления при обвинении в создании преступного сообщества с использованием высшего положения в преступной иерархии в преступление меньшей степени тяжести
  • освобождение из-под стражи в зале cуда при обвинении в участии в преступном сообществе
  • оправдательный приговор при обвинении в участии в преступном сообществе

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела

при обвинении по ст. 210 Уголовного кодекса Российской Федерации, входит:

  • объемная юридическая консультация у профессионального адвоката специализирующегося по уголовным делам
  • обзор судебной практики по схожим уголовным делам
  • оценка перспективы данного уголовного дела
  • подготовка клиента к судебному процессу
  • скрупулезное изучение материалов уголовного дела
  • обжалование действий органов предварительного следствия
  • сбор необходимой документации
  • сбор положительных характеристик на обвиняемого
  • разработка действенной тактики и линии защиты
  • подготовка, составление и подача заявлений и ходатайств
  • защита интересов клиента на протяжении предварительного следствия и судебного процесса

Комитет по безопасности предпринимательской деятельности

В Университете прокуратуры Российской Федерации состоялась научно-практическая конференция на тему: «Практика применения статьи 210 Уголовного кодекса Российской Федерации по уголовным делам в отношении предпринимателей».

Депутат Государственной Думы, председатель Комитета ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности Анатолий Выборный выступил модератором конференции. С приветственным словом к участникам обратились ректор Университета прокуратуры Российской Федерации доктор юридических наук, профессор Оксана Капинус и заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Юрий Пономарев.

В работе научно-практической конференции приняли участие представители Государственной Думы, Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, предпринимательского, адвокатского сообществ, научные и педагогические работники Университета прокуратуры Российской Федерации, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Всероссийского научно-исследовательского института МВД России, общественных организаций и объединений. Ход конференции освещался средствами массовой информации.

Комитет ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности также представляли заместитель председателя, председатель правления Союза саморегулируемых организаций Негосударственной сферы безопасности Анатолий Данилов, заместитель председателя, президент СРО Ассоциация «Школа без опасности» Сергей Саминский, ответственный секретарь Экспертного совета Комитета, адвокат Адвокатской палаты Московской области Елена Васильева и и.о. председателя подкомитета по экономической безопасности, адвокат Адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Тимур Хутов.

В ходе конференции собравшиеся обсуждали теоретические вопросы, связанные со сложностями квалификации преступлений по статье 210 УК РФ, а также с практикой применения названной нормы, законности и обоснованности уголовного преследования в отношении предпринимателей, законности применения к предпринимателям мер процессуального принуждения.

Согласно сложившейся практике, ст. 210 УК РФ, которая предусматривает до 20 лет лишения свободы, нередко вменяют не только представителям криминальных кругов, но и предпринимателям. Следователи зачастую делают это необоснованно и неправомерно. Причем под данную статью следствие подводит практически любую компанию, поскольку любое юридическое лицо формально обладает некоторыми признаками преступного сообщества: иерархическая структура, подчиненность нижнего звена верхнему и т.д.

«Президент в послании Федеральному Собранию отметил, что для решения тех масштабных задач, которые стоят перед страной, нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативы предпринимательства. Речь идет о пересмотре определения «группа лиц по предварительному сговору», – отметил Выборный.

По словам главы государства, добросовестные бизнесмены не должны постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания. По статистике, на каждого предпринимателя, потерявшего бизнес из-за возбуждения дела, приходится 130 сотрудников, оставшихся без работы.

Как отметил Анатолий Выборный, целесообразно позаботиться о том, чтобы кадровая политика была ориентирована и на профессиональную, и на морально-нравственную составляющую, прежде всего следователей. При этом крайне необходимо, чтобы работал институт неотвратимости ответственности, за незаконное уголовное преследование.

Кроме того, по мнению парламентария, необходимо законодательно разграничить в уголовном законе такие понятия, как «организованная группа» и «преступное сообщество», так как ряд признаков, описанных в ст.35 УК РФ, которые касаются организованной преступной деятельности, подпадают под признаки любого юридического лица (единое руководство, цель получить прибыль и т.д.).

В то же время, как считает Анатолий Выборный, пришло время по делам данной категории предоставить прокурору право прекращать уголовное дело, изменять квалификацию содеянного на менее тяжкое преступление и ряд других.

Также важным представляется необходимость принятия базового закона «О противодействии организованной преступности». По аналогии с такими законами как «О противодействии коррупции» и «О противодействии терроризму».

«Такой комплексный подход, с одной стороны, а с другой – объективный и постоянный мониторинг правоприменительной практики по уголовным делам в отношении предпринимателей позволит минимизировать нарушения их прав и свобод, что в конечном итоге, положительно скажется на деловом и инвестиционном климате в нашей стране», – подчеркнул Выборный.

Участниками конференции были высказаны предложения о запрете применения статьи 210 УК РФ по уголовным делам экономической направленности, о расширении полномочий прокурора, в частности, о предоставлении прокурору права давать согласие следователю на обращение в суд с ходатайством о применении мер пресечения, прекращать производство по уголовным делам, поступившим с обвинительным заключением и др.

По итогам работы научно-практической конференции выработаны рекомендации, направленные на совершенствование законодательства и правоприменительной практики по вопросам применения статьи 210 УК РФ по уголовным делам в отношении предпринимателей.

Комитет ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности

«Сумма» доказательств: чем опасна 210-я статья Уголовного кодекса

Для российского бизнес-сообщества последние новости из Тверского суда Москвы могут иметь далеко идущие последствия. Не хочу даже пытаться отнимать хлеб у политологов в попытке объяснить закулисную сторону дела Магомедовых и группы «Сумма». Попытаемся разобраться в юридических аспектах прозвучавших обвинений.

С классической «предпринимательской» ст. 159 УК РФ (мошенничество) все достаточно ясно. Ее «резиновый» характер позволяет правоохранителям описать почти любые действия в сфере бизнеса. В мае 2018 года исполняется ровно 30 лет с момента принятия закона СССР «О кооперации», разрешившего предпринимательскую деятельность. Но многие сотрудники правоохранительной системы по-прежнему воспринимают бизнесменов как профессиональных нарушителей. Отношение к фигурантам предпринимательских дел хорошо показывает приписываемая Дзержинскому цитата, украшающая стены многих следственных кабинетов: «Отсутствие у вас судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка». Не удивляет и ст. 160 (растрата в особо крупных размерах) — обвинение утверждает, что «Сумма» выводила активы из Объединенной зерновой компании, в которой контрольный пакет принадлежит государству.

А вот подозрение в том, что Зиявудин Магомедов организовал преступное сообщество (ст. 210 УК), — явление, требующее профессионального анализа. Эта статья появилась в Уголовном кодексе в 1996 году, в том числе в целях привлечения к ответственности криминальных авторитетов, которые не участвуют в совершении конкретных преступлений, но фактически руководят преступной организацией. По этой статье сейчас отбывают наказание несколько главарей бандитских группировок, державших в страхе Москву в 1990-е годы. Интересно, что осужденному 30 марта Захарию Калашову, которого считают одним из лидеров российского преступного мира, 210-ю статью, несмотря на громкие заявления следствия, так и не предъявили, ограничившись обвинениями в вымогательстве.

Ежегодно по 210-й статье возбуждается несколько сотен дел (не сравнить с числом дел о мошенничестве — более 178 тыс. в 2016 году), правда, постепенно это число растет, и как раз за счет дел из сферы экономики.

Интересно, что количество реально привлеченных к ответственности «организаторов преступных сообществ» в разы меньше. Например, в 2016 году это около 40 человек. Причин здесь несколько.

Одна из них — суровость наказания за создание преступного сообщества. По 210-й статье можно получить пожизненный приговор. Это создает для правоохранителей соблазн искусственно утяжелить обвинение и за счет дополнительной квалификации оказать давление на обвиняемых. Добившись признания, следствие убирает «страшную» статью из дела, или суд, вынося приговор, снимает обвинение по ней как недоказанное.

Еще одна тактическая цель применения 210-й статьи — почти гарантированное помещение подозреваемого под стражу. Что, собственно, и было продемонстрировано при аресте Зиявудина и Магомеда Магомедовых и главы входящей в «Сумму» компании «Интэкс» Артура Максидова.

По «предпринимательской» 159-й возможности ареста сильно ограничены. Как известно, в 2016 году постановлением пленума Верховного суда № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» был подтвержден и разъяснен судам запрет на заключение под стражу обвиняемых в сфере предпринимательской деятельности. Но желание поместить обвиняемого именно под стражу у следователей, разумеется, осталось.

Если же оценивать 210-ю статью по существу, то приходится отметить очень невысокий уровень ее проработанности. Многие правоведы и практикующие адвокаты обращают внимание на недостаточную определенность и обтекаемость формулировок как самой статьи, так и «разъясняющего» порядок ее применения постановления пленума Верховного суда России от 10 июня 2010 года № 12. До 2009 года одним из признаков преступной группы в статье называлась сплоченность (не самый ясный термин), затем его заменили на структурированность, что еще хуже — структура есть у всех организаций. Именно этот признак позволяет при желании рассматривать любые компании в терминах 210-й статьи.

Не могу не обратить внимание, что ратифицированная Россией в 2004 году Палермская конвенция ООН против транснациональной организованной преступности не использует понятие «преступное сообщество» или «преступная организация», а говорит об организованной преступной группе как о «структурно оформленной группе в составе трех или более лиц, существующей в течение определенного периода времени и действующей согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей конвенцией, с тем чтобы получить прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду». Российский законодатель, таким образом, пошел тут своим путем, но не очень преуспел.

Как следует из разъяснений Верховного суда, организованной преступной группой или преступной организацией следует считать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой подход закона позволяет при желании рассматривать любую организацию, имеющую структуру и соподчиненность, в качестве «преступной». Бизнес-омбудсмен Борис Титов в 2017 году в своем докладе российскому президенту так сформулировал проблему: «Следствием игнорируется отсутствие важнейших признаков преступных сообществ — устойчивости связей, раздела сфер влияния, организованного характера, обусловленного именно преступной, а не иной деятельностью».

Для следствия важным элементом доказывания существования организованного преступного сообщества становятся показания обвиняемых о том, что такая организация существовала фактически и они принимали участие в ее деятельности — в данном случае в деятельности группы «Сумма». Статья содержит важное примечание о возможности освобождения от уголовной ответственности за активное сотрудничество со следствием. Скорее всего, следствие попытается получить показания у подчиненных Магомедовых о наличии преступного сообщества в обмен на освобождение от уголовной ответственности.

На заседании Тверского суда прозвучало утверждение следствия, что «организованное преступное сообщество семьи Магомедовых имеет четко выраженную иерархическую структуру». Такой подход тоже не может не вызывать беспокойства, ведь если в принципе рассматривать семью в качестве преступной организации, то можно далеко зайти. Еще раз напомним, что ответственность в рамках рассматриваемой статьи наступает за само членство в сообществе, без обязательного совершения других преступлений.

Стоит в заключение процитировать президента Владимира Путина, который в 2015 году в послании парламенту так описал ситуацию с уголовным преследованием предпринимателей: «Получается, если посчитать, приговором закончились лишь 15% дел. При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес». Теперь у нас есть возможность проверить правильность этой статистики на примере судьбы владельца группы «Сумма».

Уловка-210: почему так легко попасть в тюрьму за организацию преступного сообщества

Тенденцией последних нескольких лет стало все возрастающее давление на бизнес со стороны правоохранительных органов. Даже человеку, далекому от политики и экономики, сложно не заметить череду новостей об уголовных делах против предпринимателей. Все чаще портреты бизнесменов с обложки Forbes сменяются их же фотографиями за решеткой в зале суда.

Нередко к уже «традиционным» для бизнеса статьям 159 УК РФ («Мошенничество») и 160 УК РФ («Растрата или Присвоение») добавляется статья 210 — «Организованное преступное сообщество». Ситуация развивается по отполированному до блеска сценарию: обязательный арест (по 210 ст. до полутора лет против обычного одного года) и требование признательных показаний с заключением досудебного соглашения.

Сама конструкция статьи в ее сегодняшней редакции позволяет втянуть в уголовный процесс не только владельцев и топ-менеджеров организаций, но и обычных сотрудников или контрагентов. А они, с учетом санкций (ч. 2 ст. 210 — до 10 лет лишения свободы) и близкого к нулю шанса на оправдание, могут дать любые необходимые следствию показания в обмен на домашний арест до суда и другие послабления. В итоге, получив свое, следствие может исключить из окончательного решения обвинение в создании или участии в преступном сообществе.

Такая схема показала свою высокую «эффективность». Каждый год по статье 210 возбуждается несколько сотен уголовных дел. При этом, согласно данным статистики, публикуемой Судебным департаментом при Верховном суде России, с 2015 года по I полугодие 2018 года большинство лиц, которым было предъявлено обвинение по этой статье, были признаны судом виновными и осуждены.

Громкие дела

Фигурантов громких дел, в которых «участвовала» статья 210, можно перечислять довольно долго: бизнесмен и бывший министр открытого правительства Михаил Абызов, предприниматель Дмитрий Михальченко, глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, совладелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов, глава британского фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер и многие другие. Президент РФ не раз обращал внимание на злоупотребления с применением статьи 210, отмечая, что недопустима ситуация, когда обвиняемым по ней может стать любой рядовой сотрудник обычной организации. Видимо, в силу остроты проблемы дело не ограничилось ее публичной констатацией — были даны поручения для пресечения этой порочной практики. Жаль только, что поручения даются тем, кто сам эту ситуацию создал и извлекает из нее выгоду. Здесь возникает риск, что кардинально ничего не изменится, а уже отточенный подход будут по-прежнему использовать как инструмент рейдерства и давления на бизнес.

Эту линию, например, можно проследить в громком деле «Тольяттиазота» — предприятия, контроль над которым миноритарные акционеры (компания «Уралхим») пытаются получить уже более 10 лет. На фоне попытки получения контроля появились обвинения в адрес бывшего менеджмента компании в хищении аммиака и организации преступного сообщества. Бывшее руководство якобы похитило у завода товарную продукцию, незаконно продало ее трейдеру и не заплатило налоги. Конфликт продолжается уже несколько лет. Недавно по 210-й статье был арестован председатель правления Тольяттихимбанка Александр Попов. По версии следователей, участие Попова в ОПС заключалось в том, что через Тольяттихимбанк завод проводил платежи за сделки, к которым теперь возникли вопросы. К самому банку никогда не было претензий при проверках Центробанка, а вот теперь внезапно появились у следствия. Если учесть, что «Тольяттиазот» — крупнейшее химическое предприятие в России, то у него, помимо Тольяттихимбанка, есть множество других контрагентов. По логике следственных органов все они, а возможно, и работники предприятия, «вооруженные» ноутбуками и телефонами, — потенциальные участники организованного преступного сообщества.

Мафия или просто семья?

Основной проблемой 210-й статьи являются неудачные формулировки, позволившие в отсутствие полноценного судебного контроля сформироваться искаженной судебной практике. В качестве главного признака преступного сообщества уголовный закон называет «структурированность». Получается, что в качестве преступного сообщества можно рассматривать любую организацию, осуществляющую предпринимательскую деятельность, ведь структура есть у большинства из них. Более того, если посмотреть на ситуацию шире, то можно прийти к выводу, что структура есть не только у юридических лиц, но и у любой семьи как социального института. Как известно, следствие по делу Магомедовых уже заявляло, что «организованное преступное сообщество семьи Магомедовых имеет четко выраженную иерархическую структуру». И это еще одно направление возможных злоупотреблений, когда уже семейные отношения могут рассматриваться под криминальным углом.

Общественный резонанс получают в основном громкие уголовные дела против известных бизнесменов, где есть обвинения по 210-й статье Уголовного кодекса. Но повышенная опасность этой практики состоит именно в том, что налицо тенденция все более широкого применения этой статьи как к предпринимательским делам, так и к сферам, не связанным с бизнесом.

Время действовать

Можно сколько угодно сетовать на злоупотребления в применении статьи 210. Но остается главный вопрос: как можно повлиять на проблему? В Думу уже внесен законопроект, в котором предлагается законодательно закрепить запрет распространять нормы этой статьи на предпринимателей. Но не получится ли, как со ст. 108 УПК РФ, которая прямо запрещает арестовывать предпринимателей по ряду составов преступлений, когда следствие «на голубом глазу» заявляет, что обвиняемый — вовсе не предприниматель? Далеко за примером ходить не надо. Бывший вице-президент «Росгосстраха» Сергей Хачатуров находится под стражей уже более 14 месяцев под тем предлогом, что он не является предпринимателем. Не будет ли и с этой инициативой так же?

Казалось бы, на неправомерное уголовное преследование бизнеса обращали внимание уже на самом высоком уровне. Проблема 210-й статьи была официально признана президентом страны на Петербургском международном экономическом форуме, затем эта тема была продолжена на президентской прямой линии в июне. Тогда Владимир Путин заявил, что сегодня «под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой организации, где кто-то из членов этой организации замечен в нарушении закона, и это, конечно, недопустимо». Чиновники, в том числе председатель Счетной палаты Алексей Кудрин, также предложили внести поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

Конечно, это серьезные шаги. Уверен, что решить проблему можно только активными действиями. Необходимо поднимать эту тему в профессиональных дискуссиях и на различных площадках. Полезным было бы законодательно закрепить запрет на арест в качестве меры пресечения по статье 210-й по экономическим делам.

Но есть возможность и не ждать годы, когда это все может заработать. Уже сейчас есть примеры, когда очевидно, что налицо явное употребление закона во зло. Даже не несправедливость, а, как сказал президент о деле Ивана Голунова, «явный произвол». Почему прямо сегодня, как и в названном деле, не дать принципиальную оценку нарушениям, применив, в том числе кадровые меры? Такой сигнал сработал бы эффективно и в совокупности с изменением УПК и УК радикально исправил бы ситуацию.

Добавить комментарий

Adblock
detector