Статьи о недвижимости в Донецке

Статьи о недвижимости в Донецке

Как вернуть назад проданную дешево недвижимость

  • E-mail

Желание расторгнуть договор купли-продажи у продавца может возникнуть, когда он посчитает, что «продешевил», «мало взял» по какой-либо причине. Проблемы продавца можно разрешить, однако это связано с соблюдением ряда условий.

Когда покупатель согласен вернуть назад недвижимость – проблем нет: заключается новое соглашение о возврате имущества, заверяемое нотариально, покупатель получает назад свои деньги, а дальше следует регистрация недвижимости в госреестре.

Проблемы начнутся, если покупатель откажется добровольно вернуть недвижимость.

Если покупатель зарегистрировал свое право собственности в госреестре недвижимого имущества, обязательства сторон по договору купли-продажи недвижимости считаются прекращенными исполнением, проведенным должным образом (ст. 599 ГК Украины).

Проще говоря, нельзя расторгнуть исполненный договор и заставить покупателя вернуть полученное, даже через суд.

В таком случае, может сказать продвинутый пользователь, в интернете любой желающий может найти статьи о том, что неугодный договор купли-продажи можно признать в суде недействительным.

На это утверждение есть простой ответ. Точно, можно подать в суд иск о признании договора купли-продажи недействительным, поскольку у нас любой человек имеет право в порядке, установленным Гражданским процессуальным Кодексом, обратиться в суд за защитой, по его мнению, своих нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов (ст. 3 ГПК), а вот признает ли суд этот договор недействительным – большой вопрос.

Чтобы признать договор недействительным, должно иметь место хотя бы одно из следующих нарушений:

1) содержание сделки должно противоречить Гражданскому Кодексу, другим актам гражданского законодательства, а также интересам государства и общества, его моральным основам;

2) у лица, заключающего сделку, должен отсутствовать необходимый предел гражданской дееспособности;

3) волеизъявление участника сделки не было свободным и не отвечало его внутренней воле;

4) сделка заключена в форме, не установленной законом;

5) сделка не была направлена на реальное наступление правовых последствий, обусловленных ею;

6) сделка, заключаемая родителями (усыновителями), противоречит правам и интересам их малолетних, несовершеннолетних или нетрудоспособных детей (ст. 203 ГК Украины).

В жизни, о том, чтобы содержание сделки соответствовало требованиям действующего законодательства, заключена в форме, установленной законом и не противоречила правам и интересам малолетних, несовершеннолетних или нетрудоспособных детей проследит нотариус, заверяющий сделку. Обязательно проследит, потому что он в этом заинтересован материально, ведь если он ошибется, то за время хождения по судам он не получит деньги от своей деятельности, не говоря уже о том, чтобы возмещать убытки, в случае признания сделки недействительной по его вине. Не верите? Попробуйте предложить нотариусу свой текст договора купли-продажи. Он откажется, заверять такой договор т. к. его вариант договора проверен судебными разбирательствами, а в содержание вашего текста, пусть даже очень правильного, ему некогда вникать.

Что такое предел гражданской дееспособности. Говоря по-простому, осознавали ли вы в момент совершения сделки свои действия и могли ли руководить ими.

Если вы стоите на учете в психиатрическом диспансере или вы профессиональный мошенник, тогда у вас есть шанс признать договор купли-продажи недействительным на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Если же вы здоровый и нормальный человек, тогда выбросите это из головы, т. к. вряд ли вам удастся обмануть профессиональных психиатров. Мошенникам это удается потому, что они готовятся заранее к таким сделкам и после сделки знают, как себя «правильно» вести и что говорить.

Отдельно стоит поговорить о сделках, которые не были направлены на реальное наступление правовых последствий, обусловленных ими (фиктивные сделки). Что это такое. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 317 ГК Украины).

Бывают случаи, когда для увода имущества от кредиторов собственник заключает договор, например, продажи своей квартиры близкому человеку, но продолжает в ней жить, т. е. покупатель, формально вступил во владение имуществом, а пользуется им продавец. Инициатором признания недействительным такого договора всегда выступает кредитор продавца, поэтому вряд ли продавца утешит возврат имущества таким способом.

В условиях, когда идет война в Донбассе наиболее перспективными для признания договора купли-продажи недвижимости недействительным будут обстоятельства того, что волеизъявление участника сделки не было свободным и не отвечало его внутренней воле и сделка заключена под влиянием тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях (ст. 233 ГК).

Если сделка была заключена под влиянием этих обстоятельств, она считается оспариваемой и может быть признана судом недействительной. Однако истцу нужно будет доказать наличие этих обстоятельств, т. е. голословное заявление истца о том, что на него оказывалось давление, была угроза жизни или здоровью, или он действовал под принуждением, суд вряд ли впечатлит.

Тяжелые обстоятельства суд понимает, как крайнюю форму неблагоприятного материального или социального положения (тяжелая болезнь истца или его близких, смерть кормильца, угроза жизни или потери жилья), для устранения или смягчения которых нужно было срочно заключить такую сделку. При этом истец должен доказать, что при отсутствии этих обстоятельств он вообще, на указанных условиях, не заключил бы сделку.

Знакомая ситуация, когда в 2014 – 2015 году люди продавали трехкомнатные сталинки в г. Донецке на б. Пушкина с мебелью и быттехникой за $10000,00?

Тот, кто продавал свою недвижимость в этих условиях, должен знать, что у него есть возможность признать такую сделку недействительной. Воспользуется человек этим правом или нет, решать ему, а Жилищное Бюро «Альфа – Город» поможет конвертировать это право в решение суда.

С вниманием к доказательствам: как вернуть проданное наследство

Могут ли наследники требовать возврата имущества, которое было продано после смерти наследодателя, но по якобы выданной им при жизни доверенности? Получится ли у нового собственника доказать, что он был добросовестным приобретателем? Можно ли отдать наследникам только часть причитающегося им имущества? В запутанном споре о наследстве разбирался Верховный суд.

Читайте также:  Какая сумма зарплаты не облагается подоходным налогом

Иногда и без того сложный спор о наследстве усугубляется тем, что в дело вмешиваются мошенники, которые также пытаются получить “свой” кусок имущества, используя для этого все возможные способы. Например, оформляя незадолго до смерти наследодателя подложные доверенности, по которым имущество быстро распродается, оставляя наследников ни с чем. Единственный выход для них – оспаривание таких сделок в суде, но лишь при определенных условиях. “Наследники, принимая на себя права и обязанности покойного, также могут и защищать свои права на имущество, которое должно было бы попасть в наследственную массу, но не попало туда по незаконным основаниям. При наличии законной сделки такое возвращение, конечно, невозможно”, – говорит Александр Боломатов, партнёр, адвокат, юрфирмы “ЮСТ”.

“Сложное” наследство

При жизни Татьяне Костиковой* принадлежали квартира и земельный участок с домом. В октябре 2011 года женщина умерла, а через полгода ее наследница по завещанию Елена Дронова* обратилась к нотариусу, чтобы принять наследство Костиковой. Но получила она только квартиру, поскольку земля и домовладение были проданы 22 декабря 2011 года по доверенности, выданной завещателем незадолго до смерти. Позже покупательница перепродала дом с участком Михаилу Панкратову*, который и значится собственником до сих пор. Дронову такая ситуация не устроила, и она опротестовала сделку купли-продажи в Хостинском райсуде города Сочи, по решению которого в июле 2012 года договор был признан недействительным, а спорное имущество у Панкратова изъято в пользу заявительницы (ссылка на дело на сайте суда отсутстствует). Суд установил, что Костикова при жизни не собиралась продавать свое имущество и доверенности на совершение таких действий не выдавала.

Однако вскоре и сама Дронова осталась без наследства. В июне 2013 года падчерицы наследодателя – Юлия Ефимкина* и Евгения Костикова* – обратились в Пресненский районный суд столицы, требуя признать завещание ничтожным (дело № 2-25/2014). Суд этот иск удовлетворил. Ефимкиной и Костиковой досталась квартира на Смоленской набережной в Москве, переданная Дроновой по завещанию. После этого женщины подали иск в Хостинский райсуд (дело № 2-590/2015), чтобы получить в собственность еще и дом с землей и аннулировать запись в ЕГРП, согласно которой владельцем этого имущества все еще значится Панкратов. Тот заявил встречный иск к Ефимкиной, Костиковой и Дроновой, требуя признать его добросовестным приобретателем.

Суд удовлетворил требования мужчины, фактически приняв решение, противоречащее тому, которым дом и участок были переданы в собственность Дроновой. Он указал: доказательства того, что при жизни Костиковой жилой участок и земельный дом выбыли из ее владения против ее воли, отсутствуют, а значит, Панкратова можно назвать добросовестным приобретателем. Еще одним доводом суда было то, что, требуя признать завещение недействительным, наследники заявляли свои права лишь на московскую квартиру своей мачехи, а передать им дом и землю просили только в рамках настоящего дела. Апелляция с этим согласилась, добавив, что доверенность, которую Костикова при жизни выдала продавцу, является подлинной и отозвана не была, а сделки прошли проверку при регистрации прав новых собственников на недвижимость в Росреестре.

ВС, куда пожаловались Ефимкина и Костикова (дело № 18-КГ16-49), посчитал, что суды нижестоящих инстанций допустили ряд ошибок, и направил дело обратно в апелляцию (информация о поступлении дела на повторное рассмотрение на сайте суда отсутствует).

В чем ошиблись суды?

“Тройка” (Александр Кликушин, Татьяна Назаренко, Игорь Юрьев) категорически не согласилась с тем, что дом и участок были проданы на законных основаниях. Ведь еще в 2012 году, удовлетворяя иск Дроновой, Хостинский суд установил, что доверенности на продажу дома и земли Костикова не выдавала и вообще не выражала намерения продать свое имущество. “При указанных обстоятельствах ссылки Панкратова на добросовестность приобретения им спорных объектов недвижимости не имеют значения, поскольку имущество выбыло из владения собственника помимо его воли, поэтому имущество подлежит возврату собственнику и от добросовестного приобретателя”, – говорится в постановлении ВС.

С этим согласен и Алексей Салимулин, партнер Коллегии профессиональных поверенных. Он был несколько удивлен тем, что суды нижестоящих инстанций, которые не нашли доказательств неправомерности сделки купли-продажи спорного имущества, отчего-то не убедились и в том, что приобретатель являлся добросовестным. То есть не знал и не мог знать о том, что покупает землю и участок у лица, не имевшего права на его отчуждение. “Учитывая то, что женщина не собиралась продавать недвижимость и не выдавала доверенности, ссылки ответчика на добросовестность не имеют никакого юридического значения”, – подтверждает он позицию ВС.

А так как владелец скончался, наследники имеют полное право вернуть незаконно выбывшее из его собственности имущество. При этом неважно, что изначально они приняли лишь часть наследства (квартиру), поскольку согласно п. 2 и 4 ст. 1152 ГК принятие наследником некой доли наследственной массы означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

“С учетом положений ГК истцы считаются принявшими все причитающееся им наследство умершей (включая дом и земельный участок). А так как спорное имущество выбыло из собственности наследодателя помимо воли, следует вывод о том, что имущество подлежит возврату наследникам и от добросовестного приобретателя”, – подтверждает партнёр КА “Юков и партнёры” Марина Краснобаева.

“ВС подтвердил, что надлежащий истец по таким делам – наследник, он вправе получить судебную защиту против недобросовестных приобретателей имущества покойного. Это крайне правильная позиция, способная защитить наследников от жуликов и криминала”, – комментирует Александр Боломатов из юрфирмы “ЮСТ”.

Читайте также:  Законный способ обналичить материнский капитал

Можно ли вернуть проданный дом и земельный участок

Муж и жена – назовем их Андрей и Жанна, решили продать недостроенный дом и земельный участок. Покупатель – Борис – нашелся быстро: дача у супругов смотрелась очень неплохо. Сговорились о цене, оформили бумаги, и собственником недвижимости стал Борис. Но не надолго. Андрей и Жанна, словно опомнившись, посчитали, что сильно продешевили. Возможно, родственники и знакомые убедили их в этом. Так или иначе, но супруги решили любым способом вернуть себе дачу. Не поскупились и наняли хорошего адвоката, чтобы тот нашёл необходимые зацепки. И представьте себе, адвокат сумел добиться решения районного суда в пользу своих клиентов. Каким образом?

Муж и жена – назовем их Андрей и Жанна, решили продать недостроенный дом и земельный участок. Покупатель – Борис – нашелся быстро: дача у супругов смотрелась очень неплохо. Сговорились о цене, оформили бумаги, и собственником недвижимости стал Борис. Но не надолго. Андрей и Жанна, словно опомнившись, посчитали, что сильно продешевили. Возможно, родственники и знакомые убедили их в этом. Так или иначе, но супруги решили любым способом вернуть себе дачу. Не поскупились и наняли хорошего адвоката, чтобы тот нашёл необходимые зацепки. И представьте себе, адвокат сумел добиться решения районного суда в пользу своих клиентов. Каким образом?

От имени Жанны был подан иск к ответчику – Андрею и третьему лицу – Борису о признании сделки купли-продажи недвижимости недействительной, применении последствий недействительности сделки. На каком основании? А, дескать, муж Андрей без ее ведома и согласия продал Борису спорное домовладение, являющееся их совместно нажитым супружеским имуществом (поясню читателям, что такое согласие, причем нотариально удостоверенное, действительно необходимо было получить). Ответчик, Андрей, исковые требования своей супруги, естественно, признал – интерес-то общий. А третье лицо, конечно же, с этим не согласилось и подало встречный иск к супругам о признании его добросовестным приобретателем недвижимости.

Но, как уже говорилось, районный суд решил в пользу супругов и постановил, что каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Борис подал кассационную жалобу в краевой суд, но и эта инстанция посчитала, что сделка должна быть признана недействительной со всеми вытекающими последствиями. И всё-таки Борис не сдался: обратился с надзорной жалобой в Верховный суд РФ. И добился-таки своего.

Оказывается, районные и краевые судьи почему-то не учли, что Борис за минувшее время достроил дом , причем израсходовал на это около 500 тыс. руб. А из этого следует, что предметом спора стал не недостроенный дом, а, как говорят юристы, видоизмененное имущество. Не учитывать эти доводы суд был не вправе, так как в соответствии с частью 2 статьи 167 Гражданского кодекса РФ при возвращении имущества в натуре должно учитываться его состояние. Внесенные в имущество улучшения, повысившие его стоимость, должны возмещаться стороной, к которой имущество возвращается. Неприменение реституции – серьезное нарушение закона.

Но самое главное: судьи не придали значения некоторым очень существенным обстоятельствам, связанным с приобретением супругами земельного участка и строительством дома. Между тем из текста договора купли-продажи, заключенного между Андреем и Борисом, видно, что земельный участок принадлежит продавцу – Андрею на праве собственности на основании постановления главы администрации сельского Совета от 2 декабря 1992 г., а незавершенный строительством жилой дом принадлежит ему же на праве собственности на основании постановления главы администрации того же сельсовета от 28 декабря 1992 г.. Это же подтверждается и свидетельством о государственной регистрации права, выданным уже в 2005 г. Выходит, что земельный участок и недостроенный дом – это не общее имущество супругов (не их совместная собственность), а собственность одного Андрея. Поэтому согласия Жанны на продажу недвижимости не требовалось.

В общем, и решение районного суда, и определение кассационной инстанции отменены , а дело будет пересматриваться районным судом. Можно сказать, что хитрость супругов не удалась, зря они потратились на адвоката.

Продолжая пользование настоящим сайтом, вы выражаете своё согласие на обработку ваших персональных данных с использованием файлов «cookie» и интернет сервисов «Google Analytics», «Яндекс Метрика». Поряок обработки ваших персональных данных, а также реализуемые требования к их защите, содержаться в Политике обработки персональных данных. Вы можете отключить использование файлов «cookie» в настройках вашего браузера.

Восстановление права проживания в квартире

Выписанный из квартиры человек сможет восстановить свое право проживания в указанной квартире, если докажет, что его отсутствие в квартире носило вынужденный характер и не было добровольным. К такому выводу можно прийти, проанализировав определение Верховного Суда РФ от 04.02.2014 № 46-КГ13-6. Суть его в следующем.

Л. обратилась в суд с иском к С. о прекращении права пользования жилым помещением, указав, что ответчик в спорном жилом помещении не проживает длительное время, коммунальные услуги не оплачивает.

Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении иска отказано.

Обсудив доводы кассационной жалобы Л., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Судом установлено, что Л. с 2005 года является собственником квартиры на основании договора передачи квартиры в собственность в порядке приватизации.

Ответчик С. – сын истца – зарегистрирован в указанном жилом помещении по месту жительства с 1996 года.

Судом на основании показаний свидетелей установлено, что ответчик выехал из квартиры и не живет в ней более 10 лет.

Читайте также:  Договор купли продажи деревянного сруба

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отсутствие ответчика по месту жительства носит временный характер, право пользования другим жилым помещением он не приобрел.

Соглашаясь с решением, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что С. на момент приватизации спорного жилого помещения имел равное с истцом право пользования этим помещением, а потому за ним должно сохраняться право пользования данным жилым помещением в силу ст. 19 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее – Вводный закон).

Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

В силу ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по смыслу ч. 1 и 4 ст. 31 ЖК РФ к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц (помимо супругов) с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения.

Правовые последствия отсутствия бывших членов семьи собственника жилого помещения в жилом помещении по причине выезда из него Жилищный кодекс РФ не регламентирует.

Исходя из аналогии закона (ст. 7 ЖК РФ) к ситуации, связанной с выездом из жилого помещения бывших членов семьи собственника, подлежат применению положения ст. 83 ЖК РФ, а также разъяснения, содержащиеся в п. 32 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Согласно этим разъяснениям судам необходимо выяснить, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При этом также необходимо учитывать, что отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Кроме этого, суд в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ не указал ни доказательства, на основании которых он пришел к выводу о том, что С. временно выехал из квартиры, ни доводы, по которым он отверг показания свидетелей со стороны истца, являющиеся доказательствами в силу ст. 69 ГПК РФ, о том, что ответчик добровольно выехал в другое место жительства более 10 лет назад.

Указанные нарушения не были устранены и судом апелляционной инстанции.

Ссылка судов на ст. 19 Вводного закона, положенная в обоснование отказа в удовлетворении заявленных требований, признана ошибочной.

В соответствии со ст. 19 Вводного закона действие положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

При этом из названия ст. 31 ЖК РФ следует, что ею регламентируются права и обязанности именно тех граждан, которые проживают совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.

Следовательно, в случае выезда в другое место жительства право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника, в котором он проживал вместе с собственником жилого помещения, может быть прекращено независимо от того, что в момент приватизации спорного жилого помещения бывший член семьи собственника жилого помещения имел равное право пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что С., будучи сыном истца, не может являться бывшим членом его семьи в силу родства, также несостоятельна, поскольку возможность признания детей бывшими членами семьи их родителя – собственника жилого помещения в случае достижения такими детьми дееспособности в полном объеме действующим жилищным законодательством не исключается.