Годовщина Мюнхенского сговора

Годовщина Мюнхенского сговора. Позорная страница истории «демократической» Европы

Ирония судьбы заключается в том, что этим воистину предательским актом тогдашний «коллективный Запад» рассчитывал развернуть созданную им же и набирающую все большую мощь военную машину Третьего рейха на Восток, в сторону Советского Союза, а, по сути дела, заложил фундамент Второй мировой войны. Той самой, в процессе которой сапогами гитлеровских вояк были попраны мостовые и его собственных столиц…

Чехословакия была одним из детищ «Версальской системы», зафиксировавшей крушение старых европейских монархий и империй, в том числе Австро-Венгрии. А заодно повергшей Германию в пучину никогда не виданных ею ранее разорения, бедствий и унижения. В Праге считали Судетскую область, населенную преимущественно немцами, одним из собственных весьма удачных территориальных приобретений, а зря. Именно «глубинными чаяниями ее жителей, жаждущих воссоединения с исторической родиной» (по большей части навеянными Берлином) и воспользовался Гитлер в качестве предлога для выдвижения Чехословакии территориальных претензий.

Надо сказать, что это не был первый демарш фюрера подобного рода. «Пробами пера», предпринятыми им до сего момента, являлись ввод немецких войск в демилитаризованную Рейнскую зону и германский аншлюс Австрии. В принципе, оба случая были грубейшими нарушениями Версальского договора (как и создание Вермахта в принципе) и представляли из себя прекраснейшие «казус белли» для того, чтобы раздавить нацистское чудовище в зародыше. Тогда для этого и войны бы, собственно, не понадобилось: полицейская операция силами «ограниченного контингента» покончила бы с Гитлером без особых проблем.

Проблема заключалась как раз в том, что делать ничего подобного ни в Лондоне, ни в Париже не собирались. Там мечтали уничтожить СССР чужими руками, и зловещий Третий рейх подходил для этого как нельзя лучше. Именно поэтому после последовавших один за другим (весной и осенью 1938 года) инспирированных нацистами двух кризисов в Судетах, накаливших ситуацию до грани войны между Германией и Чехословакией, Британия и Франция встали на позицию «умиротворения» Гитлера, а фактически преподнесли ему в подарочной упаковке не только регион, служивший предметом спора, но и всю остальную страну.

Единственным государством, которое готово было без колебаний вступить в бой с агрессором, оказался Советский Союз. И если в марте 1938 года в Праге еще привередничали, отказываясь от нашей военной помощи, то к сентябрю тамошние политики «дозрели» до того, чтобы ее принять. Увы, было поздно: англо-французские представители без обиняков заявили чехам, что в таком случае они не только не вступят в антигитлеровскую коалицию, но, напротив, сделают все, чтобы эта война превратилась в «антибольшевистский крестовый поход». То есть Лондон и Париж готовы были сражаться плечом к плечу с Берлином против СССР и всех его союзников, буде таковые отыщутся.

Наиболее агрессивную и коварную позицию в данном вопросе заняла Польша. В Варшаве не просто категорически отказались пропустить через свою территорию части РККА, которые шли бы на помощь Чехословакии, но и пообещали атаковать любой советский самолет, который с этой целью попытается пересечь воздушное пространство. СССР в ответ пригрозил полякам войной за попытку оккупации чехословацкой территории и сконцентрировал значительную войсковую группировку на западной границе. Варшава и ухом не повела. Впрочем, ничего удивительного: не следует забывать, что на тот момент именно Польша была военно-политической союзницей Третьего рейха и впоследствии при разделе Чехословакии получила свой кусок территорий.

Надо сказать, что армия Чехословакии вполне могла самостоятельно отразить нападение Вермахта. По вооруженности и технической оснащенности она его на тот момент даже превосходила, а прекрасные укрепленные районы в тех же Судетах давали все шансы превратить эту кампанию для немцев из легкой прогулки в кровавую баню. Достоверно известно, что на такой случай (а уж тем более если бы в войну на стороне Праги вступили Франция и Британия) у немецких генералов были вполне конкретные планы по отстранению Гитлера от власти и даже его ареста за затеянную им безнадежную военную авантюру. Вот только ничего подобного не произошло.

Британским премьером Чемберленом Чехословакия была обещана Гитлеру «без войны и промедления». Так все и получилось. Прибывшие в Мюнхен представители Британии, Франции, Италии даже не сочли нужным допустить чехословацкую делегацию в зал, где решалась судьба ее страны. От СССР никто попросту не присутствовал – не позвали, прекрасно зная позицию нашей страны. Несчастных Хуберта Масарика и Войтеха Мастны допустили к столу, на котором уже лежал готовый текст соглашения, под которым красовались автографы Гитлера, Муссолини, Чемберлена и Даладье. Их робкое «выражение протеста» никто и слушать не стал. Настоящая позорная страница истории “демократической” Европы.

Судеты отошли Третьему рейху немедленно – президент Бенеш даже не попытался спорить с принятыми в Мюнхене решениями. Чехословакии оставалось существовать неполный год. Ее принялись рвать на куски гитлеровские союзники – Польша и Венгрия… В марте 1939 года Словакия заявила об отделении, превратившись в еще одного нацистского сателлита, а жалкие остатки Чехии были оккупированы немцами, превратившись в «протекторат Богемия и Моравия». Вермахту достались громадные чешские арсеналы, и, что еще важнее, военные заводы, одни из лучших в мире, которые впоследствии до 1945 года исправно будут снабжать «арийцев» вооружением и военной техникой. В первую очередь для войны с СССР.

Главным же итогом Мюнхена стала уверенность Гитлера в том, что, пока он будет продвигать свои армии на Восток, удара со стороны Британии и Франции можно не опасаться нисколько. Впрочем, дураком фюрер не был и прекрасно понимал, что рано или поздно нож в спину он все-таки получит. Вот и решил до похода на Москву разобраться с теми, кто намеревался использовать его, а в итоге сам оказался в дураках. Пророком, совершенно правильно предсказавшим последствия Мюнхенского сговора, оказался не подписавший его Чемберлен, сошедший в Британии с трапа самолета со словами о том, что «привез мир для целого поколения», а его политический оппонент Уинстон Черчилль.

Тот, кому предстояло руководить Британией в годы Второй мировой, в тот же день произнес крылатую фразу о том, что, выбирая между войной и позором, Англия выбрала позор. Но вскоре получит и войну. Так и вышло. Сегодня, пытаясь упрекать нашу страну за пакт Молотова — Риббентропа, на Западе категорически не желают признать, что Вторая мировая война, как и стоившая нашему народу многомиллионных жертв Великая Отечественная, были предопределены именно тогда, 29 сентября 1938 года.

Пакт Молотова-Риббентропа

Пакт Молотова-Риббентропа или Договор о ненападении между Германией и СССР был подписан 23 августа 1939 г. главой МИД Германии – И. фон Риббентропом и наркомом иностранных дел СССР В. М. Молотовым. В дополнительном секретном протоколе документа указывались границы сфер влияния государств-участников договора в случае необходимости осуществления «территориально-политического переустройства» на территории Восточной Европы.

Советско-германские отношения в 1930-х годах XX в.

В 1933 г. связи СССР и Германии были разорваны, потому что к власти в Германии пришел ярый противник коммунистического строя – А. Гитлер. С 1935 г. он открыто нарушает военные обязательства по Версальскому договору и готовит реваншистскую военную кампанию. В 1938 г. осуществлен аншлюс Австрии, также были предъявлены территориальные претензии и к другим странам.

Читайте также:  Налоговая жалоба без чека и роспотребнадзор

Сталин, поначалу не относившийся к Гитлеру как к значимой политической фигуре, теперь поверил в силу его влияния и начал искать пути сближения с Берлином. Первой попыткой стала «миссия Канделаки», которая продлилась с 1934 по 1937 гг. и заключалась в попытках советского эмиссара Давида Канделаки создать политический подтекст в переговорах по поводу экономического сотрудничества с Германией. Однако она не увенчалась успехом.

После Мюнхенского соглашения 1938 г. Сталин более решительно пытается возобновить переговоры, но снова тщетно. Лишь в следующем году в отношениях между странами начинаются подвижки. Причиной тому послужила «речь о жареных каштанах» Сталина, которая оказала влияние на главу МИД Германии И. фон Риббентропа.

Кризис 1939 г. и попытки сближения СССР с Англией и Францией

С ростом гитлеровской агрессии росла и напряженность ситуации в Европе. Нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов предпринимал попытки заключения договора взаимопомощи с Англией и Францией. В апреле стало известно, что эти государства готовы воевать на стороне Польши. В мае 1939 г. военное вторжение Германии в Польшу стало неотвратимым, а Англия была объявлена главным врагом. Соответственно, Советскому Союзу пришлось бы воевать против Германии, чего Сталину всячески хотелось избежать. Поэтому Литвинов был отправлен в отставку и заменен на В. М. Молотова. 20 мая состоялась встреча с германским послом Шуленбургом, и в июле Гитлер решил пойти на сближение с СССР.

В августе 1939 г. в Москве были проведены военные переговоры с Англией и Францией – Советский Союз все еще надеялся осуществить планы по созданию системы коллективной безопасности. Однако отказ этих государств взять на себя конкретные военные обязательства, а также недоверие к ним Сталина не способствовали конструктивному результату. К тому же переговоры нарочно затягивались Н. Чемберленом, так как служили лишь инструментом давления на Гитлера. В этой ситуации Советский Союз принял окончательное решение об улучшении отношений с Германией.

Подписание Договора о ненападении и секретного протокола

23 августа в Москве после трехчасовых переговоров Сталин, Молотов и Риббентроп приняли решение о подписании пакта. Сталин отметил необходимость составления еще одного документа – секретного соглашения, причем сразу же обозначил свои территориальные предпочтения. Вопрос был решен положительно, а встреча завершилась банкетом, на котором Сталин произнес тост за фюрера.

В договоре содержатся обязательства сторон не допускать агрессии друг против друга, не входить в блоки стран – соперников государства-союзника, а также мирно решать возникающие споры и взаимные претензии. Срок действия документа – 10 лет. Засекреченный протокол гласил о том, что при необходимости переустройства в Европе к Советскому Союзу отойдут Латвия, Эстония, Финляндия и Бессарабия, а к Германии – Литва. Польшу предполагалось поделить по линии Нарев-Висла-Сан. Стоит ли сохранить польскую государственность, предстояло решить сообща согласно дальнейшему ходу политической ситуации в Европе. Полный текст документов был опубликован в 1993 г. после потери статуса «Совершенно секретно».

Существуют противоположные мнения по поводу юридической оценки данных документов. Согласно одним, в договоре о ненападении нет ничего противоправного, и он является вполне обычным документом для рассматриваемого исторического периода, а разграничение сфер интересов не подразумевает изменения статуса разграничиваемых государств, поэтому никакой негативной оценке не подлежит. По другим мнениям, тщательный анализ статей документа прямо свидетельствует о сознательном поощрении агрессора со стороны Советского Союза.

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом с подписями Молотова и Риббентропа

Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом с подписями Молотова и Риббентропа

Возможные объяснения причин заключения пакта

Попытка Сталина предотвратить войну с Германией. В настоящее время это ведущая историографическая версия и, учитывая анализ сложившейся к 1939 г. ситуации, единственно верный способ действий. Советскому Союзу грозила полная изоляция и война одновременно с Германией и Японией, к чему он не был готов. Длительные и бесплодные попытки заключить союз с Англией и Францией, а также крайнее недоверие западным державам по причине их бездействия в отношениях с агрессором (Мюнхенский договор 1938 г.) и стремления направить его на восток не оставляли правительству СССР иного выбора.

Экспансионистские мотивы Сталина. Борьба с «западными демократиями» объединяла СССР и Германию. По одной из версий Сталин планировал столкнуть между собой этих врагов, то есть, разжечь войну между капиталистическими странами. Когда же они ослабнут, проложить путь социализму в Западную Европу станет гораздо проще, тем самым расширив границы территории Советов [1].

Имперские мотивы Сталина. Эта версия гласит о выборе Сталина между Германией и капиталистическими странами Запада, в результате которого вторые не удовлетворили его по причине своей недобросовестности, и выбор пал на первую. Добрые отношения с Германией также позволяли утвердить политику СССР в Восточной Европе.

Существует и версия подготовки нападения Сталина на Германию, аргументируемая обучением армии наступательной тактике и концентрацией войск у немецкой границы.

«ЗА» или «ПРОТИВ»?

Неоспоримыми аргументами «за» подписание данного документа являются следующие:

  • Советский Союз был избавлен от угрозы вести войну на западном и восточном фронтах одновременно;
  • был поколеблен баланс сил в Европе и мире, причем довольно неожиданно для многих стран;
  • разрушен союз Японии и Германии;
  • СССР выиграл время для подготовки к войне;
  • предотвращена угроза образования крупной антисоветской коалиции демократических и фашистских стран.

Вопреки ожиданиям мировая война вспыхнула не против Советского Союза, а в лагере капиталистических государств. Однако не оправдались надежды Сталина на то, чтобы вступить в войну в наиболее удачный момент и одержать легкую победу над ослабленными соперниками.

Не менее значимы и аргументы «против» пакта:

  • разрушен международный престиж Советского Союза, до этого занимавшего крайне враждебную по отношению к фашизму позицию;
  • растерянность и дезориентация советского народа, тем более, накануне тяжелых испытаний;
  • произошел раскол в коммунистическом лагере из-за того, что еще вчера боровшиеся против сил фашизма коммунисты, теперь были вынуждены защищать союз Сталина и Гитлера.

Благодаря подписанию Пакта Германия также была избавлена от угрозы вести войну на два фронта, которая вполне могла последовать за нападением Гитлера на Польшу. К тому же, вермахт крайне нуждался в сырье для военного производства, что также послужило веским аргументом к сотрудничеству с Советским Союзом. В любом случае, для Гитлера это был лишь тактический шаг на пути к большой цели, и война с СССР была неизбежна – это являлось лишь вопросом времени.

Историческое значение

Однозначной оценки исследуемого исторического события не существует. Есть утверждения о том, что Пакт явился просчетом и ошибкой Сталина и повлек крайне негативные влияния на дальнейший ход событий. Есть мнение, что Договор – лишь компромисс между двумя вражескими лагерями, а также и что он в принципе не повлиял ни на расстановку сил, ни на планы Гитлера, а лишь закрепил существовавшее положение дел. Как бы то ни было, вопрос остается открытым и сегодня, ведь насколько неоднозначны обстоятельства, предшествовавшие и сопутствующие подписанию этого документа, настолько и велико многообразие новых предположений и гипотез о значении этого события для мирового исторического процесса.

Примечания:

[1] Эту версию убедительно аргументирует речь И. В. Сталина на заседании Политбюро от 19.08.1939 г. Война 1939-1945. Два подхода: сборник статей. Ч. 1 / Сост. В. Г. Бушуев; под ред. Ю. Н. Афанасьева – М.: РГГУ, 1995. – С. 136 – 137

Читайте также:  Как в договоре продажи квартиры указать стоимость больше кадастровой

Пакт, как и у всех в Европе. Имел ли право СССР договариваться с Гитлером?

Цветные сканы советского оригинала Договора о ненападении между Советским Союзом и Германией от 23 августа 1939 года и секретного дополнительного протокола к нему впервые выложены в свободный доступ.

Публикация состоялась на портале фонда «Историческая память». «Сканы предоставлены Историко-документальным департаментом МИД России и опубликованы в научном издании „Антигитлеровская коалиция 1939: формула провала“, выпущенном в свет Институтом внешнеполитических исследований и инициатив», — говорится в сообщении на сайте фонда.

Ранее историкам были доступны лишь фотокопии немецких оригиналов этих документов. Были известны и черно-белые фрагменты советской версии документа, однако в нынешнем виде документ доступен не был.

Попытки остановить Гитлера предпринимались еще в 1934 году. Помешала Польша

В опубликованном документе нет никаких сенсаций: его текст был хорошо известен и раньше. Однако все, в чем есть слова «пакт Молотова — Риббентропа», всегда вызывает волну интереса и обсуждений. При этом неважно, что история эта очень хорошо изучена и все источники по ней, весь контекст и предыстория произошедшего подробно исследованы.

Подписанный 23 августа 1939 года советско-германский договор стал последним в череде европейских соглашений с Третьим рейхом.

С момента прихода Гитлера к власти в 1933 году Советский Союз предпринимал попытки создания системы, которая не допустила бы возможности масштабной войны в Европе.

В декабре 1933 года правительствами Франции и СССР было выдвинуто совместное предложение о заключении договора о коллективной безопасности в Европе. Предложения присоединиться к договору были сделаны Германии, Великобритании, Финляндии, Чехословакии, Польше, Эстонии, Латвии и Литве.

Однако этот план стал невыполнимым после того, как в 1934 году был заключен «пакт Пилсудского — Гитлера»: договор о ненападении между Польшей и нацистской Германией.

«Мюнхенский сговор»

Вслед за этим документом, ставшим большой дипломатической победой Гитлера, был заключен еще целый ряд соглашений с Германией, венчало который Мюнхенское соглашение 1938 года.

Одновременно осенью 1938 года была подписана англо-германская декларация о дружбе и ненападении, в которой констатировалась воля обеих народов «никогда более не воевать друг с другом».

В декабре 1938 года была подписана франко-германская декларация. Стороны заявляли, что между Францией и Германией нет никаких территориальных споров и что существующая граница между ними является окончательной. Глава МИД Франции Жорж-Этьен Бонне после заключения декларации в циркулярной записке французским дипломатам писал, что Третий рейх отныне сосредоточится на «восточном направлении» и борьбе с большевизмом.

Обстановка в Европе складывалась крайне неблагоприятно для Советского Союза. Он оставался единственным крупным государством континента, не имевшим договоренностей с Германией. Тем не менее в СССР не теряли надежды договориться с Великобританией и Францией относительно единой системы коллективной безопасности.

Почему Париж, Лондон и Москва не договорились в 1939 году?

Последней попыткой создать такую систему стали советско-франко-английские переговоры в Москве, проходившие с апреля по август 1939 года. На этом фоне пакты о ненападении с Германией в июне 1939 года заключили Эстония и Латвия.

В июле 1939 года граф Галифакс, глава МИД Великобритании, заявил: «Наша главная цель в переговорах с СССР заключается в том, чтобы предотвратить установление Россией каких-либо связей с Германией».

12 августа 1939 года в Москве начались переговоры военных миссий трех стран. В их ходе выяснилось, что представители Англии и Франции не имели достаточных полномочий для подписания серьезных документов. Более того, отправка в Москву людей, никакими серьезными полномочиями не наделенных, впрямую демонстрировала незаинтересованность Лондона и Парижа в быстром заключении какого бы ты ни было союза.

Ни у кого в Европе не было сомнений в том, что Гитлер совершит нападение. Создание системы коллективной безопасности оказалось невозможным. В итоге летом 1939 года решался вопрос о том, по кому будет нанесен первый удар, кто первым будет вовлечен в конфликт. Гитлеровскую Германию устраивал любой вариант, обеспечивавший ей отсутствие войны на два фронта. Англия и Франция, как уже говорилось, ожидали, что Гитлер обратит свой взгляд на страну, с которой у Третьего рейха не было договоренностей о ненападении, то есть на Советский Союз.

Оживление в Париже и Лондоне началось лишь в середине августа 1939 года, когда появилась информация о возможном заключении договора о ненападении между СССР и Германией.

В секретном приложении не было ничего особенного

Но было уже поздно. Москва, решив обеспечить отсрочку начала войны, действовала по принципу «каждый сам за себя». Ровно таким же образом вели себя в течение нескольких лет перед этим западные державы.

«Такие пакты Германия заключала с Польшей в 1934 году, позднее — с Данией и другими странами. Это был самый обычный пакт о ненападении, — говорил, отвечая на вопросы читателей АиФ.ru, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков. — У этого договора было так называемое секретное приложение, хотя ничего особенного в нём тоже не было. Напомню, что в 1809 году Александр I после первой неудачной войны с Наполеоном в Тильзите (это крохотный городок на правом берегу Немана) подписал мир, по секретным статьям этого Тильзитского договора к России отходили права на Финляндию, это после шведско-русской войны, и на Бессарабию, это после русско-турецкой войны. Бухарестский договор подписал Кутузов, который вёл эту войну, и Россия присоединила к себе Бессарабию, но это было за год обусловлено Тильзитским мирным договором, кроме того, такое же соглашение было подписано между Парижем и Лондоном в 1915 году и предусматривало раздел Турции. То, что там было прописано, сохранилось до наших дней, существование Ирака, Сирии, Ирана, Иордании, Палестины — это всё было в секретном договоре между Францией и Великобританией, так что ничего принципиально нового в этом договоре не было. Я более жуткую вещь скажу: (существует) доктрина американского президента Монро, который заявил на весь свет, что вся территория Северного и Южного американских континентов подконтрольна Соединённым Штатам и Европа не смеет совать нос туда. Вот вам! Куда дальше уж идти? Эта доктрина известна всем, и американцы, в общем-то, до сих пор ещё не отказались от неё. И продолжают считать, что их исключительная сфера влияния от Северного полюса до Южного, оба континента — Североамериканский и Южноамериканский».

Смысл был

Порой приходится читать: Советский Союз как государство, основанное на социалистических принципах, не имел права идти на какие-либо соглашения с нацистами. Звучит красиво, но в реальной политике все значительно сложнее. Уинстон Черчилль, яростный противник большевизма, в 1941 году вступит в коалицию с Иосифом Сталиным. Не потому, что пересмотрел свои взгляды, а потому, что для Великобритании это было выгодно.

В конечном счете первой жертвой Гитлера во Второй мировой войне суждено было стать стране, которая начиная с 1934 года больше других сделала для срыва создания европейской коалиции против Третьего рейха: Польше.

В мае 2015 года президент России Владимир Путин сказал о Договоре о ненападении между СССР и Германией так: «Смысл обеспечения безопасности Советского Союза в этом пакте был. Это первое… Теперь второе: я напомню, что после подписания соответствующего Мюнхенского соглашения сама Польша предприняла действия, направленные на то, чтобы аннексировать часть чешской территории.

Читайте также:  Когда выписывается счет-фактура? Когда выписывается счет-фактура на аванс? Особенности оформления

Последние десятилетия пакт Молотова — Риббентропа пытаются выдергивать из общей канвы международной политики того времени, пытаясь представить как нечто зловещее, преступное, не имеющее аналогов. Делают это потомки тех, кто в свое время способствовал приходу нацистов к власти, потомки тех, кто сделал свой выбор в пользу коллаборационизма. Они мечтают заставить нас «платить и каяться». Вот только каяться нам не за что.

Годовщина Мюнхенского сговора. Позорная страница истории «демократической» Европы

Ирония судьбы заключается в том, что этим воистину предательским актом тогдашний «коллективный Запад» рассчитывал развернуть созданную им же и набирающую все большую мощь военную машину Третьего рейха на Восток, в сторону Советского Союза, а, по сути дела, заложил фундамент Второй мировой войны. Той самой, в процессе которой сапогами гитлеровских вояк были попраны мостовые и его собственных столиц…

Чехословакия была одним из детищ «Версальской системы», зафиксировавшей крушение старых европейских монархий и империй, в том числе Австро-Венгрии. А заодно повергшей Германию в пучину никогда не виданных ею ранее разорения, бедствий и унижения. В Праге считали Судетскую область, населенную преимущественно немцами, одним из собственных весьма удачных территориальных приобретений, а зря. Именно «глубинными чаяниями ее жителей, жаждущих воссоединения с исторической родиной» (по большей части навеянными Берлином) и воспользовался Гитлер в качестве предлога для выдвижения Чехословакии территориальных претензий.

Надо сказать, что это не был первый демарш фюрера подобного рода. «Пробами пера», предпринятыми им до сего момента, являлись ввод немецких войск в демилитаризованную Рейнскую зону и германский аншлюс Австрии. В принципе, оба случая были грубейшими нарушениями Версальского договора (как и создание Вермахта в принципе) и представляли из себя прекраснейшие «казус белли» для того, чтобы раздавить нацистское чудовище в зародыше. Тогда для этого и войны бы, собственно, не понадобилось: полицейская операция силами «ограниченного контингента» покончила бы с Гитлером без особых проблем.

Проблема заключалась как раз в том, что делать ничего подобного ни в Лондоне, ни в Париже не собирались. Там мечтали уничтожить СССР чужими руками, и зловещий Третий рейх подходил для этого как нельзя лучше. Именно поэтому после последовавших один за другим (весной и осенью 1938 года) инспирированных нацистами двух кризисов в Судетах, накаливших ситуацию до грани войны между Германией и Чехословакией, Британия и Франция встали на позицию «умиротворения» Гитлера, а фактически преподнесли ему в подарочной упаковке не только регион, служивший предметом спора, но и всю остальную страну.

Единственным государством, которое готово было без колебаний вступить в бой с агрессором, оказался Советский Союз. И если в марте 1938 года в Праге еще привередничали, отказываясь от нашей военной помощи, то к сентябрю тамошние политики «дозрели» до того, чтобы ее принять. Увы, было поздно: англо-французские представители без обиняков заявили чехам, что в таком случае они не только не вступят в антигитлеровскую коалицию, но, напротив, сделают все, чтобы эта война превратилась в «антибольшевистский крестовый поход». То есть Лондон и Париж готовы были сражаться плечом к плечу с Берлином против СССР и всех его союзников, буде таковые отыщутся.

Наиболее агрессивную и коварную позицию в данном вопросе заняла Польша. В Варшаве не просто категорически отказались пропустить через свою территорию части РККА, которые шли бы на помощь Чехословакии, но и пообещали атаковать любой советский самолет, который с этой целью попытается пересечь воздушное пространство. СССР в ответ пригрозил полякам войной за попытку оккупации чехословацкой территории и сконцентрировал значительную войсковую группировку на западной границе. Варшава и ухом не повела. Впрочем, ничего удивительного: не следует забывать, что на тот момент именно Польша была военно-политической союзницей Третьего рейха и впоследствии при разделе Чехословакии получила свой кусок территорий.

Надо сказать, что армия Чехословакии вполне могла самостоятельно отразить нападение Вермахта. По вооруженности и технической оснащенности она его на тот момент даже превосходила, а прекрасные укрепленные районы в тех же Судетах давали все шансы превратить эту кампанию для немцев из легкой прогулки в кровавую баню. Достоверно известно, что на такой случай (а уж тем более если бы в войну на стороне Праги вступили Франция и Британия) у немецких генералов были вполне конкретные планы по отстранению Гитлера от власти и даже его ареста за затеянную им безнадежную военную авантюру. Вот только ничего подобного не произошло.

Британским премьером Чемберленом Чехословакия была обещана Гитлеру «без войны и промедления». Так все и получилось. Прибывшие в Мюнхен представители Британии, Франции, Италии даже не сочли нужным допустить чехословацкую делегацию в зал, где решалась судьба ее страны. От СССР никто попросту не присутствовал – не позвали, прекрасно зная позицию нашей страны. Несчастных Хуберта Масарика и Войтеха Мастны допустили к столу, на котором уже лежал готовый текст соглашения, под которым красовались автографы Гитлера, Муссолини, Чемберлена и Даладье. Их робкое «выражение протеста» никто и слушать не стал. Настоящая позорная страница истории “демократической” Европы.

Судеты отошли Третьему рейху немедленно – президент Бенеш даже не попытался спорить с принятыми в Мюнхене решениями. Чехословакии оставалось существовать неполный год. Ее принялись рвать на куски гитлеровские союзники – Польша и Венгрия… В марте 1939 года Словакия заявила об отделении, превратившись в еще одного нацистского сателлита, а жалкие остатки Чехии были оккупированы немцами, превратившись в «протекторат Богемия и Моравия». Вермахту достались громадные чешские арсеналы, и, что еще важнее, военные заводы, одни из лучших в мире, которые впоследствии до 1945 года исправно будут снабжать «арийцев» вооружением и военной техникой. В первую очередь для войны с СССР.

Главным же итогом Мюнхена стала уверенность Гитлера в том, что, пока он будет продвигать свои армии на Восток, удара со стороны Британии и Франции можно не опасаться нисколько. Впрочем, дураком фюрер не был и прекрасно понимал, что рано или поздно нож в спину он все-таки получит. Вот и решил до похода на Москву разобраться с теми, кто намеревался использовать его, а в итоге сам оказался в дураках. Пророком, совершенно правильно предсказавшим последствия Мюнхенского сговора, оказался не подписавший его Чемберлен, сошедший в Британии с трапа самолета со словами о том, что «привез мир для целого поколения», а его политический оппонент Уинстон Черчилль.

Тот, кому предстояло руководить Британией в годы Второй мировой, в тот же день произнес крылатую фразу о том, что, выбирая между войной и позором, Англия выбрала позор. Но вскоре получит и войну. Так и вышло. Сегодня, пытаясь упрекать нашу страну за пакт Молотова — Риббентропа, на Западе категорически не желают признать, что Вторая мировая война, как и стоившая нашему народу многомиллионных жертв Великая Отечественная, были предопределены именно тогда, 29 сентября 1938 года.