Доработка программного обеспечения налогооблажение ⋆ Citize

Доработка программного обеспечения налогооблажение ⋆ Citize

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Организация применяет УСН “доходы минус расходы”.
Как учесть расходы по модернизации созданного ранее своими силами и зарегистрированного программного обеспечения (учтено на счете 04 “Нематериальные активы”)?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Увеличение уже сформированной первоначальной стоимости объекта нематериальных активов действующим законодательством по бухгалтерскому учету не предусмотрено.
Поэтому расходы на модернизацию признаются в составе расходов по обычным видам деятельности.
В целях налогообложения расходы могут рассматриваться как расходы на обновление программы или же как соответствующие расходы на оплату труда, материальные расходы и т.п.

Обоснование вывода:

Бухгалтерский учет

Учет операций с нематериальными активами (далее – НМА) регламентируется ПБУ 14/2007 “Учет нематериальных активов” (далее – ПБУ 14/2007).
Согласно п. 6 ПБУ 14/2007 НМА принимается к бухгалтерскому учету по фактической (первоначальной) стоимости, определенной по состоянию на дату принятия его к бухгалтерскому учету.
В силу п. 16 ПБУ 14/2007 фактическая (первоначальная) стоимость НМА, по которой он принят к бухгалтерскому учету, по общему правилу не подлежит изменению. Изменение фактической (первоначальной) стоимости НМА, по которой он принят к бухгалтерскому учету, допускается в случаях переоценки и обесценения нематериальных активов.
Иных оснований, например модернизации объекта НМА для изменения его фактической (первоначальной) стоимости, ПБУ 14/2007 не предусматривает.
Из сказанного следует, что затраты, понесенные организацией и связанные с дальнейшим совершенствованием НМА, первоначальную стоимость НМА не увеличивают.
Подобные расходы могут быть включены организацией в состав расходов по обычным видам деятельности (п. 5 ПБУ 10/99 “Расходы организации”, далее – ПБУ 10/99). Они признаются в том отчетном периоде, в котором имели место, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и иной формы осуществления (допущение временной определенности фактов хозяйственной деятельности) (п. 18 ПБУ 10/99). Расходы признаются в отчете о финансовых результатах путем их обоснованного распределения между отчетными периодами, если они обусловливают получение доходов в течение нескольких отчетных периодов (п. 19 ПБУ 10/99).
В соответствии с п. 65 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, затраты, произведенные организацией в отчетном периоде, но относящиеся к следующим отчетным периодам, отражаются в бухгалтерском балансе в соответствии с условиями признания активов, установленными нормативными правовыми актами по бухгалтерскому учету, и подлежат списанию в порядке, установленном для списания стоимости активов данного вида.
Для обобщения информации о расходах, произведенных в данном отчетном периоде, но относящихся к будущим отчетным периодам, Планом счетов предназначен счет 97 “Расходы будущих периодов”. Перечень расходов будущих периодов является открытым, то есть организация вправе отражать в составе расходов будущих периодов любые затраты, относящиеся к нескольким отчетным периодам и удовлетворяющие критериям расходов, установленным п. 16 ПБУ 10/99.
Учитывая изложенное, полагаем, что расходы на модернизацию программного обеспечения можно учитывать либо единовременно на счетах учета затрат, либо на счете 97 “Расходы будущих периодов” с последующим равномерным списанием в дебет счетов затрат в течение предполагаемого срока использования модифицированной версии программы.

Налогообложение

Закрытый перечень расходов, которые организации, применяющие УСН, могут признать в целях налогообложения, закреплен в п. 1 ст. 346.16 НК РФ. Так, в составе расходов учитываются:
– расходы на приобретение, сооружение и изготовление основных средств, а также на достройку, дооборудование, реконструкцию, модернизацию и техническое перевооружение основных средств (пп. 1 п. 1 ст. 346.16 НК РФ);
– расходы на приобретение НМА, а также создание НМА самим налогоплательщиком (пп. 2 п. 1 ст. 346.16 НК РФ).
Из буквального прочтения приведенных норм следует, что к случаям проведения модернизации НМА они не относятся. При этом п. 1 ст. 346.16 НК РФ не содержит положений, прямо указывающих на возможность признания подобных расходов.
Применительно к порядку исчисления налога на прибыль представители финансового ведомства разъясняют, что согласно положениям главы 25 НК РФ нематериальные активы амортизируются, но увеличение их первоначальной стоимости в результате дооборудования, модернизации, реконструкции и т.п. положениями НК РФ не предусмотрено (письмо Минфина России от 27.09.2011 N 03-03-06/1/595). Также разъясняется, что затраты на доработку НМА учитываются на основании пп. 26 п. 1 ст. 264 НК РФ, т.е. как расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным и сублицензионным соглашениям) (смотрите письма Минфина России от 17.05.2018 N 03-03-06/1/33132, от 30.01.2017 N 03-03-06/1/4386, от 29.09.2011 N 03-03-06/1/601).
Подпункт 19 п. 1 ст. 346.16 НК РФ дает возможность учитывать расходы, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным соглашениям). К указанным расходам относятся также расходы на обновление программ для ЭВМ и баз данных.
Тогда если рассматривать осуществленные организацией расходы как обновление программного обеспечения, то они могут быть учтены в целях налогообложения по пп. 19 п. 1 ст. 346.16 НК РФ. Смотрите также письма Минфина России от 15.07.2019 N 03-11-11/52099, от 15.07.2019 N 03-11-11/52121, от 19.06.2019 N 03-11-11/44650.
В этом случае расходы признаются в общеустановленном порядке, т.е. после их фактической оплаты (п. 2 ст. 346.17 НК РФ).
Если же модернизация НМА осуществляется собственными силами, то соответствующие расходы, по нашему мнению, могут быть учтены, например, в составе материальных расходов, расходов на оплату труда, расходов на все виды обязательного страхования работников (пп.пп. 5, 6, 7 п. 1 ст. 346.16 НК РФ). Так, согласно п. 4 ст. 252 НК РФ, если некоторые затраты с равными основаниями могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов, налогоплательщик вправе самостоятельно определить, к какой именно группе он отнесет такие затраты (в п. 2 ст. 346.16 НК РФ сделана отсылка к положениям ст. 252 НК РФ).
Разъяснениями уполномоченных органов применительно к рассматриваемой ситуации мы не располагаем. Отсутствие в главе 26.2 НК РФ прямых норм, связанных с модернизацией НМА, не исключает налоговые риски.

Читайте также:  Выплаты участникам боевых действий в чечне

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
аудитор, член РСА Завьялов Кирилл

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
аудитор, член РСА Мельникова Елена

12 сентября 2019 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Изменения по НДС для ИТ-компаний с 2021 года

Какие изменения НДС на программное обеспечение ожидают ИТ-компании

Федеральным законом от 31.07.2020 N 265-ФЗ внесены поправки в Налоговый кодекс (НК РФ) в части оснований освобождения от НДС реализации прав на программы для ЭВМ и базы данных. Поправки в НК РФ по «налоговому маневру в ИТ-отрасли» вступают в силу с 01 января 2021 года.

В результате изменений налогового законодательства импорт зарубежного программного обеспечения независимо от вида договора будет облагаться российским НДС.

Кто платит НДС при реализации прав на ПО

Во всех случаях отчуждения исключительного права, а также предоставления права использования зарубежного программного обеспечения неавтоматизированным способом (импорт на материальных носителях, передача сетевым способом с участием человека), ст.174.2 НК РФ об услугах в электронной форме не применяется.

С 2021 года импорт прав на зарубежное ПО на основании договора отчуждения или лицензионного договора не является основанием для освобождения от НДС согласно новой редакции пп.26 п.2 ст.149 НК РФ. Следовательно, в отношениях b2b обязанность по уплате НДС возлагается на российского покупателя, как налогового агента (ст.161 НК РФ).

Если в описанном случае покупатель – физическое лицо (отношения b2c), НДС не уплачивается, т.к. гражданин без статуса ИП не признается налоговым агентом. При покупке лицензии на ПО у иностранного гражданина (независимо от статуса) НДС также не возникает.

В случае предоставления иностранной организацией прав на использование программного обеспечения (включая компьютерные игры), автоматизированно с использованием информационных технологий через сеть “Интернет”, в том числе путем предоставления удаленного доступа к ним, включая обновления к ним и дополнительные функциональные возможности, такая иностранная организация обязана уплачивать НДС самостоятельно (п.3 ст.174.2 НК РФ). Для уплаты НДС иностранная организация должна встать в России на налоговый учет дистанционным способом (п.4.6. ст.83 НК РФ).

В каких случаях права на ПО реализуются без НДС

Продажа прав на программное обеспечение физическими лицами, либо организациями и ИП, не применяющими НДС (УСН, резидент Сколково и т.д.) освобождается от НДС.

Реализация прав на ПО без НДС организациями и ИП на ОСНО выполняется при условии включения такого ПО в единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных (Реестр отечественного ПО).

Однако регистрация ПО в данном Реестре имеет ряд сложностей и ограничений. Например, частным правообладателем регистрируемого ПО может быть только гражданин РФ или российская организация, с долей участия российских граждан, коммерческих организаций и НКО без преобладающего иностранного участия, более 50%, а также российское НКО без преобладающего иностранного участия.

Таким образом, при импорте иностранного программного обеспечения и сервисов на базе такого ПО «льгота» по НДС на основании пп.26 п.2 ст.149 НК РФ предоставляться не будет независимо от вида договора.

Российские правообладатели ПО также испытывают трудности с включением своих программных продуктов в Реестр, поскольку имеется ряд ограничений по использованию в отечественном ПО иностранных программных компонентов. Помимо этого есть ряд проблем с соблюдением требований Постановления Правительства РФ от 16.11.2015 N 1236 по составу технической документации, предоставляемой в пакете на регистрацию ПО в Реестре.

Подробную информацию о порядке регистрации в Реестре отечественного ПО можно найти здесь.

Что еще изменилось в НДС на программное обеспечение

Из положительных поправок по НДС нужно отметить решение в пользу налогоплательщика ряда спорных моментов по реализации программного обеспечения.

1. Для применения «льготы» по НДС теперь не обязательно заключать строго договор отчуждения или лицензионный договор. Теперь договор может быть любой, главное, чтобы по нему у покупателя возникало исключительное право или право использования ПО.

2. Исключены риски реализации обновлений и дополнительных функциональных возможностей вместе с продажей прав на ПО, поэтому можно свободно продавать техподдержку ПО без НДС.

3. Освобождение от НДС распространено на операции по предоставлению удаленного доступа к ПО через Интернет. Таким образом, ранее описанные нами налоговые риски реализации лицензии на SaaS c 2021 года исчезнут.

Однако данные положения не затрагивают рекламные сервисы и приложения, доски объявлений, а также агрегаторов (маркетплейсы) и поисковые системы. Здесь российскому правообладателю ПО на ОСНО придется платить НДС независимо от включения его в Реестр и вида договора на реализацию.

Модернизация расходов на программное обеспечение

Затраты, связанные с приобретением права на использование программ для ЭВМ и баз данных по договорам с правообладателем (по лицензионным и сублицензионным соглашениям), включаются в состав прочих расходов. Основание – пп. 26 п. 1 ст. 264 Налогового кодекса. При этом в соответствии с данной нормой к указанным расходам также относятся затраты на приобретение исключительных прав на программы для ЭВМ стоимостью менее суммы стоимости амортизируемого имущества, то есть меньше 40 000 руб.
Таким образом, можно однозначно сказать, что расходы на приобретение неисключительных прав на ПО уменьшают базу по налогу на прибыль. Естественно, мы рассматриваем ситуации, когда такие затраты экономически обоснованны и документально подтверждены, то есть соответствуют критериям, установленным п. 1 ст. 252 Кодекса.
Весь вопрос в том, в каком порядке списывать расходы на покупку программ?

Если говорить об исключительных правах на программы, стоимость которых превышает 40 000 руб., то на основании п. 1 ст. 256 и пп. 2 п. 3 ст. 257 Кодекса они относятся к амортизируемому имуществу, а потому соответствующие затраты списываются через механизм амортизации. Проблемы возникают в случае, когда речь идет о неисключительных и “малоценных” исключительных правах на ПО.

Читайте также:  В каком размере оплачивают больничный лист

Официальная версия

Корень всех бед, можно сказать, кроется в положениях п. 1 ст. 272 Налогового кодекса. Данной нормой установлено, что при применении метода начисления расходы признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений ст. ст. 318 – 320 Кодекса. Причем тут же оговорено, что расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором они возникают исходя из условий сделок. А в случае, если сделка не содержит таких условий и связь между доходами и расходами не может быть определена четко или определяется косвенным путем, расходы распределяются налогоплательщиком самостоятельно.

На основании данной нормы контролирующие органы приходят к выводу, что если из условий договора на приобретение неисключительных прав нельзя определить срок использования программы для ЭВМ, то налогоплательщик, применяющий метод начисления, распределяет произведенные расходы с учетом принципа равномерности признания доходов и расходов. Аналогичный порядок действует и в отношении затрат на последующую модификацию соответствующей программы для ЭВМ. Об этом, в частности, говорится в Письмах Минфина России от 18 марта 2013 г. N 03-03-06/1/8161, от 10 сентября 2012 г. N 03-03-06/1/476, от 31 августа 2012 г. N 03-03-06/2/95.

С другой стороны, в ряде разъяснений чиновники “вспоминают” о положениях п. 4 ст. 1235 Гражданского кодекса. В нем сказано, что в случае, когда в лицензионном договоре срок его действия не определен, договор считается заключенным на пять лет, если ГК не предусмотрено иное. Соответственно, по мнению представителей Минфина, налогоплательщикам при учете расходов на ПО по бессрочным договорам следует руководствоваться именно пятилетним сроком (см., напр., Письма Минфина России от 23 апреля 2013 г. N 03-03-06/1/14039, от 2 февраля 2011 г. N 03-03-06/1/52 и т.д.).

Арбитражная практика

Таким образом, официальная позиция, касающаяся порядка учета расходов на приобретение неисключительных прав на ПО состоит в том, что они должны учитываться равномерно в течение срока действия соответствующего договора либо в течение пяти лет, если таковые сторонами не определены.

Вместе с тем представляется, что данный подход отнюдь не бесспорен. И это подтверждается в арбитражной практике. Причем, по мнению судей, затраты на “неисключительные” программы можно учесть единовременно вне зависимости от того, определен срок использования ПО в договоре или нет. В данном случае интерес представляет аргументация судей.

Арбитры выделяют два случая, когда положения Налогового кодекса обязывают налогоплательщика распределять расходы. Так, во-первых, в соответствии с положениями ст. ст. 256 и 257 Налогового кодекса затраты на создание или приобретение программного продукта не могут быть списаны единовременно лишь при приобретении исключительных прав на этот продукт, которые в этом случае подлежат учету для целей налогообложения путем начисления амортизации. Во-вторых, равномерный учет названных расходов на основании абз. 3 п. 1 ст. 272 Кодекса производится в случае, если условиями договора предусмотрено получение доходов в течение более чем одного отчетного периода и не предусмотрена поэтапная сдача товаров (работ, услуг) (см., напр., Постановления ФАС Московского округа от 28 декабря 2010 г. N КА-А40/15824-10, от 1 сентября 2011 г. N КА-А40/9214-11, ФАС Поволжского округа от 26 января 2010 г. по делу N А57-4800/2009, ФАС Северо-Кавказского округа от 16 августа 2011 г. по делу N А63-6159/2009-С4-20 (Определением ВАС РФ от 27 декабря 2011 г. N ВАС-16684/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС)). Таким образом, становится вполне очевидно, что, если налогоплательщик спишет расходы на приобретение неисключительных прав на ЭВМ единовременно, претензий со стороны налоговых органов ему не миновать, но. Зато в суде ему будет достаточно легко доказать правомерность своих действий. Правда, судя по Определению ВАС РФ от 13 февраля 2014 г. N ВАС-271/14 налоговики могут пойти несколько иным путем.

Высший “пилотаж”

Суть спора такова. Налоговый орган настаивал на том, что приобретенное налогоплательщиком ПО и оборудование, на которое оно установлено, должны составлять единый объект основных средств. Дескать, имеет место модернизация амортизируемого имущества, а стало быть, расходы на программное обеспечение должны списываться равномерно через механизм амортизации.

В свою очередь судьи отметили, что налоговый орган ошибочно не разделяет виды программного обеспечения. Одно дело предустановленное программное обеспечение, которое включается в стоимость оборудования и работает только на нем. Тогда ПО, действительно, включается в первоначальную стоимость оборудования, поскольку без него объект не сможет быть введен в эксплуатацию. Другое дело дополнительное (прикладное) программное обеспечение, отсутствие которого не влияет на работоспособность оборудования. Данное ПО приобретается отдельно от оборудования в зависимости от целей общества.

А в рассматриваемом деле общество не приобретало указанное программное обеспечение в собственность, а получило лишь неисключительные права на пользование. Следовательно, данное ПО не может быть признано амортизируемым имуществом в соответствии со ст. 256 Налогового кодекса и не является нематериальным активом, подлежащим амортизации. Поэтому стоимость указанных прав подлежит включению в состав затрат в порядке, отличном от формирования затрат путем начисления амортизационных отчислений.

К тому же, как выяснили судьи, к моменту приобретения спорных программ оборудование, на которое они впоследствии были установлены, вовсю эксплуатировалось. При этом обществом было представлено достаточно доказательств, что данное ПО может работать на любом оборудовании, отвечающем требованиям разработчика. При таких обстоятельствах, по мнению судей, приобретение и установка программ как дополнительного ПО ну никак не может рассматриваться как достройка, дооборудование, реконструкция, модернизация, техническое перевооружение. То есть “амортизировать” спорные расходы на программное обеспечение компания вовсе не должна. Руководствуясь положениями пп. 26 п. 1 ст. 264, п. 1 ст. 272 Кодекса, суды пришли к выводу, что в данном случае названные затраты правомерно единовременно включены в состав прочих расходов.

Читайте также:  Выплаты стимулирующего характера в бюджетных учреждениях

По тонкому льду НДС: Разработка и передача ПО вызывает пристальный интерес налоговиков

Для стимулирования развития IT-сферы в России законодателем установлен ряд налоговых льгот и преференций.

  • пониженная до 14% ставка страховых взносов (для ее получения IT-компания должна выполнить три условия);
  • в некоторых регионах РФ снижен налог для IT-компаний, применяющих УСН (с объектом налогообложения в виде доходов, уменьшенных на величину расходов). В частности, в Свердловской области для компаний, ведущих деятельность с использованием вычислительной техники и информационных технологий, ставка данного налога составляет 5%;
  • освобождение от уплаты НДС при реализации в России программ для ЭВМ, баз данных, топологии интегральных микросхем (пп. 26 п. 2 ст. 149 Налогового кодекса).

Однако с последней льготой не все так просто и однозначно: согласно НК РФ от уплаты НДС освобождена реализация исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ, базы данных, топологии интегральных микросхем, секреты производства (ноу-хау), а также прав на использование указанных результатов интеллектуальной деятельности на основании лицензионного договора.

Вопрос: действует ли эта налоговая льгота, если программное обеспечение (ПО) разработано по заданию заказчика и затем уже передано ему?

8 сентября инспекция ФНС выиграла в кассации спор у разработчика программы для ЭВМ, который требовал освободить его от уплаты НДС, ссылаясь, что передал заказчику исключительное право на созданное программное обеспечение (см. дело № А40-252272/2015). Кассационный суд указал, что налогоплательщик фактически обновил программу по техзаданию заказчика, а значит оказал услугу, на которую не распространяется льгота по НДС из пп.26 п.2 ст. 149 Налогового кодекса РФ.

Налогоплательщик настаивал, что по условиям п. 9.1 договора заказа на разработку программного обеспечения вместе с CD-диском с программным кодом он передал заказчику исключительное право на созданное ПО. «Учитывая, что пп. 26 п. 2 ст. 149 НК РФ освобождает от налогообложения НДС передачу исключительных прав на программы для ЭВМ, то и выполнение работ по разработке программного обеспечения также не должно облагаться НДС», – заявил налогоплательщик.

Однако суды указали, что этот договор предусматривал «выполнение определенного вида работ, то есть оказание услуги, а не передачу исполнителем заказчику исключительных прав на созданное программное обеспечение». Также суды сослались на письма Минфина о том, что услуги по техподдержке программ для ЭВМ не подпадают под данную льготу (см. Письма Минфина РФ от 11.10.2011 г. No 03-07-08/284, от 07.10.2010 г. No 03-07-07/66 и от 12.01.2009 г. No 03-07-05/01).

Разработка и передача ПО по лицензии

Минфин неоднократно обращал внимание налогоплательщиков, что НДС-ом облагаются работы по созданию результатов интеллектуальной деятельности, выполняемые по договорам подряда (см. Письмо Минфина от 21 октября 2014 года № 03-07-03/52967).

Однако в 2010-11 годах суды рассматривали другой спор, связанный с созданием и модификацией программы для ЭВМ и ее передачей заказчику, и его итог был обратным (дело № А40-121512/2010). Суд первой инстанции решил, что стороны заключили друг с другом договоры подряда, которые предусматривали создание ПО для заказчика. Подрядчик обязался подготовить техзадание на программный комплекс, создать и модифицировать ПО, и передать исключительные и неисключительные права на него заказчику.

Но высшие инстанции встали на сторону налогоплательщика. При этом они отклонили три ключевых довода налоговиков:

  • о том, что результаты интеллектуальной деятельности возникли непосредственно у заказчика;
  • что исполнитель выполнил для заказчика работы по созданию и модификации программ для ЭВМ, а такие операции не освобождаются от НДС;
  • и что лицензионный договор между сторонами заключен не был.

Суды указали, что воля сторон договоров была направлена именно на передачу заказчику исключительных прав (в договорах эта воля была выражена, что соответствует п. 1 ст. 1296 ГК). При этом каждый из договоров (всего их было три) содержал раздел, описывающий порядок передачи исключительного права.

Стороны заключили смешанные договоры, включавшие в себя создание и модификацию ПО; передачу исключительных и неисключительных прав на ПО; и даже выполнение сопутствующих работ (однако данный пункт договоров не являлся предметом спора в судах). Оплата осуществлялась именно за передачу исключительных и неисключительных прав. Как указали суды, несмотря на то, что предметом договоров также являлось создание и модификация ПО, указанные работы в соответствии с условиями договоров отдельно не оплачивались.

Отклоняя довод инспекции о том, что стороны не заключили лицензионный договор, суды пояснили, что наименование договора не влияет на квалификацию отношений сторон, поскольку она определяется исходя из условий договора и его признаков. Договоры содержали условия и признаки нескольких договоров, в том числе все существенные условия договоров об отчуждении исключительных прав.

В чистом остатке

  • льгота распространяется именно на передачу исключительного и/или неисключительного права на ПО на основании лицензионного договора. Договор (даже если он не поименован лицензионным, что нежелательно) должен включать все существенные условия лицензионного соглашения (ст. 1296 ГК), и оплата должна быть увязана исключительно с передачей права на ПО;
  • передача и особенности использования ПО должны быть детально описаны в договоре;
  • если вместе с передачей ПО осуществляется поставка оборудования (смешанный договор), то нужно четко разграничить в договоре условия поставки и условия передачи прав на ПО (дело № А19-12329/2012);
  • если в дальнейшем планируется регулярное обновление ПО, то необходимо это зафиксировать в первоначальном договоре (дело № А40-130312/2012). При этом налоговики и суды расценивают обновление программы для ЭВМ по заданию заказчика (под его индивидуальное требование) как не освобождаемую от НДС услугу. Если же фактически предоставляются только результаты интеллектуальной деятельности, созданные без учета требований заказчика, то это соответствует правовой природе лицензионного договора.

Подводных камней при получении льготы по пп.26 п.2 ст. 149 НК много, и мы рекомендуем предпринимателям тщательно прорабатывать соглашения, связанные с разработкой и передачей прав на программное обеспечение.